chinese interviu

Китайское интервью

На днях мы давали интервью одному из очень полезных и позитивных во всех отношениях государственных китайских департаментов, ответственных за организацию и поддержку международных отношений Китая со странами, традиционно находившимися на Великом Шелковом Пути.  Главной задачей этого департамента является укрепление связей Китая с другими странами. Мы всегда рады пообщаться с китайцами, поэтому согласились на это интервью. В данном случае мы встретились с девочкой журналисткой, ответили на ее вопросы, проявили всяческое дружелюбие, внимание. Ушла она удовлетворенной.  После чего последовала череда звонков, СМСок и сообщений, что и дало нам возможность сосредоточится на написание этой статьи.  Огромная благодарность девочке журналистке, что она проводила интервью, задавала вопросы, а потом записывала наши ответы самым традиционным для китайцев в целом образом.  Общение с этой конкретной журналисткой стало поводом рассмотреть вообще всю специфику проведения китайских интервью, посмотреть в самом широком смысле, как китайцы спрашивают, какие ответы они хотят получить и как с ними быть.   Как бы вам этот процесс не казался похожим с привычными нам стереотипами, общими можно назвать лишь внешние аспекты. На что нужно обратить внимание?

chinese interviu 3Сразу исключаем те случаи, когда китайцы находятся на вашей территории. Когда они говорят на вашем языке, они спрашивают ваши вопросы. Когда же вы находитесь на их земле, на их пространстве, то есть говорите на их языке, то их поведение покажется вам крайне странным, и влиять оно будет на весь процесс вашего общения и на его результаты. Давайте рассмотрим с самого начала, что такое интервью здесь, что у вас спрашивают и как все это выглядит. Для начала вам объявляют тему интервью (задают вопрос).  В нашем случае темой была «жизнь иностранцев в Китае и в городе Ланьчжоу». Во время встречи все было вежливо и прилично, как всегда. Нас спросили, как долго мы здесь учимся? Что мы учим? Что любим и не любим в Китае? Какие у нас были проблемы? Нас выслушали, пометили что-то у себя в книжечке, и мы вежливо попрощались. До этого момента все кажется точно таким же, как и у нас. Но является ли оно точно таким же по сути — это совсем другой вопрос.

chinese interviu 2На интервью мы пришли всей семьей. Сначала на вопросы отвечал я, потом подошла жена, и тоже отвечала на эти же вопросы. Что же произошло потом? На следующий день журналистка стала писать смски с вопросами, которые она нам уже задавала днем ранее, причем точно также сформулированные. Когда на свои вопросы она получила от меня ответы еще раз, она снова начала спрашивать меня те же самые вопросы. У меня не было времени еще раз писать то же самое, и вся история повторилась с моей женой. И журналистка стала моей жене снова задавать те же самые вопросы, на которые уже два раза получила ответ.  А через несколько дней эта журналистка позвонила, и стала задавать те же самые вопросы уже по телефону… После этого она стала писать через мессенджер и снова задавать те же самые вопросы. Это кажется крайне странным, потому как мы провели с ней время, и ее состояние было удовлетворительным, а информация исчерпывающей. Мы отвечали честно на все вопросы так, как мы хотели бы на них ответить. Эта конкретная девочка не была похожа ни на полицейского, ни на зловредного бюрократа из наших краев. Ни к ней ни вообще к китайцам практически вообще никогда не возникает претензий относительно вежливости и такта. Поэтому здесь мы обсуждаем не именно ее, но вообще интервью в Китае на ее примере.

Обычно возникает ясная аналогия с допросом преступника в полиции. Получается так, что люди с разных позиций пытаются проникнуть в тему, задавая вопросы, и потом как бы сверяя ответы, с целью найти в них противоречия и поймать тебя на лжи. Волей- неволей эта первая возникающая ассоциация.  Поймать нас на лжи на самом деле никто не пытался, но что же тогда происходит? Ситуация архитипичная. Это всегда так. Отличается только степень наглости и напора. Мы в этой ситуации полностью разобрались и в контексте других случаев. Надо понимать, что это не интервью, а совсем другой процесс. В этой статье мы разберем специфику происходившего. Главное отличие от допроса в полиции у следователя или в суде заключается в том, что здесь с тебя не спрашивают ничего, что ты должен. Тогда в чем же причина? Почему они так себя ведут? Причина коренится глубоко в психологии китайцев. Решение лежит в том, как они принимают решения, куда они смотрят и зачем все это происходит?

chinese interviu 1Самый первый и главный совет, который можно дать перед началом интервью —  с китайцами можно и нужно общаться только в двух направлениях.  Первое – когда вам совершенно не важно, что о вас напишут. И второе-  когда вы точно и четко знаете, что вы хотите, чтобы о вас написали, и тогда зная ряд правил, описанных ниже, вы сможете управлять процессом сами. И это возможно только так. Никакой искренний честный ответ, никакие поправки, ни тема вашего разговора не помогут в этой ситуации. Главный вывод заключается в том, что если вы хотите, чтобы о вас написали то, что вы хотите, то что вы действительно думаете, то вам нужно самому быть заказчиком.  То есть надо быть тем, кто платит за работу. Но и этого мало, потому что вам нужно будет психологически проработать данного конкретного человека, внушив ему свой авторитет. И получить авторитет перед китайцами можно только из рук других китайцев, что согласитесь, очень разумно и предусмотрительно с их стороны.

И так конкретный простой пример, за что можно сразу зацепиться в этом общении. Мы между делом сказали, что у нас есть свой сайт, где мы пишем свои психологические статьи на разные темы. Это не имело отношение ни к этому департаменту, ни к нашей учебе. Наши статьи чисто психологические, и сказано об этом было между строк, потому как не имело никакого отношения к предмету. Несмотря на это, это стало главной темой интервью. И все бесконечные вопросы были посвящены этому, как бы мы не уходили от этих вопросов. Наш сайт не является ни презентационным, ни политическим, он направлен на узкую аудиторию людей, глубоко интересующихся психологией или особенностями психологии китайцев. Более того большая часть статей вообще не посвящена Китаю. Все темы посвящены нашему психологическому разбору и анализу различных ситуаций, с которыми мы сталкиваемся при просмотре фильмов, на улице и вообще в любом общении. Вопросы про сайт были следующие:

—    Сколько у вас на сайте статей? (при чем необходимо было назвать точное количество);

— Сколько людей посещает сайт?

— Когда начали вести свой сайт?

— Когда зарегистрировали?

— Сколько раз вы пишите статей в день и в неделю?

Все бы ничего, но потом пошли такие вопросы, как:

— Расскажите подробно о каждой теме, по которой написаны ваши статьи.  И надо опять сказать, что все это к теме нашего разговора не имело совершенно никакого отношения.

chinese busНесколько раз она спрашивала один и тот же вопрос: А пишем ли мы статьи на наш сайт на китайском языке? И это несмотря на то, что ответ был однозначный, твердый и четкий, не допускающий никаких других вариантов, и дан он был прямо в глаза.

Еще одним важным пунктом в вопросах о нашем сайте было узнать, пишем ли мы на сайте о нашей повседневной жизни в Китае, то есть о туризме, еде и всяком таком прочем. Пишем ли мы о том, как мы едим лапшу и тому подобные глупости? Более того, девочка не удовлетворялась нашими ответами и бесконечно пускала их по второму кругу, спрашивала, откуда мы берем темы для статей сайта и как мы можем это делать. Или вот такой вопрос о том, как мы можем каждый день писать, или в какое время дня мы это делаем?!? Совершенно невозможно догадаться в чем идея такого вопроса.  Спрошенное один раз может вам показаться личным интересом именно к вам, чтобы польстить вам вашей интеллигентности и привлекательности для китайцев. Но когда один и тот же вопрос повторяется вам многократно, волей-неволей начинаешь злиться и искать ответ о причинах этого вопроса, его повторения и бесконечности цикла его повторений. Когда она узнала, что нам нравятся китайские блюда, в цикл вошел вопрос о том, какие конкретно блюда нам нравятся. Ответ про то, что нам нравится вообще все, ее не устроил, и она продолжила его задавать снова и снова, добиваясь точных названий, состава блюд и времени, когда и где мы их едим. Естественно, на такие вопросы мы не отвечаем, не отвечали и не будем отвечать, тем более в бесплатном режиме. Отчасти подсказкой является их вопрос о том, что думают о Китае иностранцы. Такой вопрос, заданный психологу, лично у меня поднимает такие пласты сознания, что я могу говорить на эту тему часами, а может быть даже месяцами. Я не являюсь типичным иностранцем (не знаю вообще, что это такое), хоть и могу судить о содержании общественного мнения в моей стране, Европе или Америке – типичных ответов не имею, а потому дать их просто без подготовки не могу.

Как проходило само исследование данной конкретной ситуации. Каждый день мы проходим через общение с китайцами, проходили и будем проходить, пока здесь находимся. Общаясь с преподавателями, студентами, нашими многочисленными знакомыми и друзьями, я уже был готов, и знал, что это будет эксперимент. Я сразу в этом убедился, когда по мессенджеру стали приходить ее те же самые вопросы. Соответственно мы вели ее весь процесс общения и таким образом, можно сказать, что результат был чистым. Итак, что я конкретно сделал. После того, как она написала мне список своих вопросов, я буквально предложил ей поотгадывать, и разрешил ей написать все что она хочет, подтвердив ей все это тем, что я не возражаю.   Предложил ей написать все, что она думает сама. Тут уже совершенно понятна становится суть. Такого варианта девочка не приняла, и подтвердила гипотезу, которая теперь является истиной относительно китайцев и их психологии.

pop corn on the streetИтак. Китайцы бесконечно спрашивают тебя вопрос, пока ты не ответишь на него «правильно».  Слово «правильно» ключевое. Спрашивают они то, что ни к тебе, ни к теме отношения не имеет, при этом им это не кажется странным. Более того, когда они сами дают или берут интервью, то не полагаются на логику событий. Тогда на чем они концентрируются? Тогда что они выхватывают из твоей речи, потому что действия их нельзя назвать хаотичными ли бессистемными. Это не просто словоизлияние, а все-таки запланированная акция. Как мы выяснили, суть всего в том, что: если китаец что-то спрашивает, то он уже знает ответ. Если китаец спрашивает тебя о твоих мыслях, то перескажет он их в своих категориях, в своих запланированных заранее стереотипах. И только если что-то из твоих слов совпадет с ответами, которые он заранее заготовил, только в этом случае твои слова будут отражены правильно. Соответственно, если китаец что-то спрашивает тебя, будь это интервью, просто разговор на улице, или дружеская беседа, в любом случае это будет экзамен разной степени напряженности и обязательности, на котором выясняется твое знание ответов, которые китаец получил из вышестоящей инстанции. Таким образом наша девочка журналистка была ни шпионом, ни следователем, ни судьей, — она просто исполняла свои должностные обязанности, которые были наложены на нее ее руководителем. Если речь идет не о журналисте или полицейском, а о простом человеке, то тем не менее у него тоже есть руководство – те люди, которых он воспринимает, как авторитет, как источник легальности и адекватности. И таким образом любой китаец, спрашивая, изначально ориентируется на те ответы, которые ему сообщил «руководитель». Ваше участие здесь минимально. Дело в том, что это не заканчивается на том, что нужно беспрекословно принимать уже готовые ответы, ведь иначе она бы согласилась на мое предложение написать все самой, не испытывая никаких сопротивлений или возражений с моей стороны.  Это все похоже на хорошо известный нам случай, произошедший 15 лет назад, года мы учились в Пекине. Один наш знакомый американец с филологическим образованием не смог пройти экзамен по английскому языку, то есть человек является филологом английского языка из Америки из престижного университета, изучая здесь китайский язык, он должен был сдать экзамен по английскому. И на экзамене он был естественным образом безошибочен. Он получил низший бал, потому что его ответы не вписывались в кальку китайских преподавателей, то есть его фактического руководства. Таким образом, любое интервью здесь не просто вопросы и ответы, а это образовательный процесс, в результате которого китайцы обучают вас думать определенным образом, то есть думать по калькам вышестоящего руководства. И вас не оставят в покое, и не удовлетворятся ответом до тех пор, пока вы не будете обучены отвечать «правильно», пока вы естественно и искренне не почувствуете, и не дадите те ответы, которые заготовило руководство спрашивающего вас человека.

Что по факту нам дает данная информация? Ни больше ни меньше она характеризует все отношения китайцев с Западом, всю их политику по поводу нововведений, общения с заграницей. И сейчас мы уже видим множество проблем, связанных с этим поведением. Китайцы будут бесконечно обучать вас, как надо думать «правильно». Вас просто так никогда не отпустят. Просто так и не просто так будет зависеть от той позиции, которую вы по отношению к ним занимаете, насколько вы обязаны отвечать им честно на вопросы. Это отдельная глубокая тема. И это основа будущей политики Китая и политики будущего под эгидой Китая, когда из добровольного их интервью превратится в обязательное, в обязательное спрашивание с целью добиться «правильных» ответов, обучение вас давать эти ответы искренне «правильно» и бесконечное количество раз до автоматизма. Не стоит думать, что они плохие или хорошие, это просто одна из точек зрения, которая может быть и у любого из наших людей. Но способ ее подачи и отношение к ее содержанию и преподаванию выделяет именно китайцев. Это мировоззренческая система, в которой мнение человека имеет значение только по мере его отношения к центральной точке, к источнику информации. И это дает нам общий план, как Китай усваивает знания снаружи, и как он адаптирует западные технологии, и что это несет миру. Можно сказать, что весь прогресс Китая прежде всего основан на сотрудничестве Китая с Западом, и в первую очередь, с Россией, что влияет на наше восприятие процесса. Заимствование культуры и технологий китайцами происходит исключительно в одной точке, а именно наверху и в приказном порядке, а затем уже спускается вниз, и уже на ступени ниже это западное новшество превращается в китайское. И спущенное на самый низ, оно уже является по правилу испорченного телефона или супер китайского телефона, чем-то местным и природным, естественным для китайского мировоззрения. Это позволяет китайцам несомненно и однозначно доминировать в пространстве. И как бы информация ни была усвоена в России, Европе, США  или в другой любой стране, китайцы в самое короткое время сделают первый шаг в распространении и продаже продукта, произведенного по новой технологии. Таким образом они занимают позицию активного навязывания миру своей точки зрения, и не важно добрым способом или злым. Но самым восхитительным аспектом этого является абсолютная автохтонность этой системы, которая позволяет руководству сохранять руководящие позиции, китайцам оставаться при своём, и усваивать новые ценности в той мере, в которой они не позволяют нарушать картину мира самих китайцев.

К такому образу мышления очень сложно привыкать, его очень сложно осознать (китайцы сами его не осознают), но тем не менее оно является честным, а поэтому справедливым, ведь китайцы всегда и во всем ведут себя последовательно и планомерно. Соответственно, если кто-то приветствовал их планы, мечтая об осуществлении своих, и при этом не отдавая себе отчета о китайском образе мысли – виноват в этом только он сам, потому что китайцы никого не обманывали, не были коварны или вероломны, а позволили другим народам тысячелетиями изучать свою культуру и психологию.

Я, например, знаю эту особенность, уважаю право китайцев быть самими собой, и бесконечно наслаждаюсь жизнью в этой стране, общением с людьми – потому что принимаю их такими какие они есть, и вам желаю того же.

 

Китайское интервью: 2 комментария

  1. Для меня большая честь и большая радость накануне Вашего визита в Китайскую Народную Республику иметь возможность взять у Вас интервью в Вашем родном городе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *