molchanie-2

Молчание 2016/Silence 2016. Как остановить национальное бедствие по-японски?

Молчание 2016. Новый фильм Скорсезе. Посмотрел фильм, прочитал комментарии на «кинопоиске» (https://www.kinopoisk.ru/film/260898/) , фильм однозначно относится к числу тех, глубокое осознание которых в состоянии стать основой для практических выводов, оптимизации личности и осознания новых горизонтов. Наша задача продвинуться гораздо дальше простой оценки исторического факта или гения кинорежиссера.

Для меня картины избавления детей солнца от губительной заразы выступают только бонусом к главному смыслу исторического эпизода, на примере которого мы просто должны многому у японцев научиться. Нас интересуют, прежде всего, выводы, которые может сделать для себя конкретный человек. Выводы из этого фильма вполне реально с огромной пользой применить не только политику, но и каждому отдельному человеку, как на государственном уровне, так и на уровне своей психики. То, что японцы в тот период своей истории победили как угрозу своему национальному здоровью, каждому из нас, в своей собственной голове приходится раз за разом побеждать как угрозу своему личному физическому, психическому и финансовому благополучию.

silenceИтак, не все знают, что христианство оказалось на территории Японии в результате открытия страны португальскими мореплавателями и монополизацию католической церковью, а точнее орденом иезуитов, контролирующих все внешние торговые сношения Японии с остальным миром. В частности, церковь зарабатывала на обмене добываемого в Японии серебра и на производимый в Китае шелк. Япония никогда не была страной на территории, которой пришельцы могли бы чувствовать себя полноправными хозяевами, и навязывать японцам и их правителям свою волю. Так было с самого начала. Торговля, по определению, обмен товара на товар, где прибыль происходит из разницы в стоимости покупки и продажи одного и того же товара. Обратите внимание, что получение прибыли в результате прибавления к исходной стоимости товара стоимости его доставки покупателю еще не торговля. Торговля — это то, чем занимались в Японии португальцы. Прибыльная торговля возможна через манипулирование субъективными представлениями о цене товара, сначала при покупке шелка в Китае, а затем при обмене его на серебро в Японии. Да, точно также как бусы обменивались на алмазы в Африке. Яркие бусы, по представлениям дикарей гораздо дороже выглядят, чем не ограненный мутноватый камешек алмаза, или только что вытащенный из реки слиток золота, ценности для члена первобытной общины не представлявших. А раз цена товара является субъективной, исходя из особенностей бытовой реальности как производителя, так и покупателя, очевидно и вполне естественно стремление португальцев, влиять на цену товара в своих интересах, понижая ее при покупке и повышая при продаже, и для этого взять под свой контроль волю партнера, зайдя с самого верха, через религию.  Так все мы понимаем, что пьяный, политически и психически ослабленный покупатель (японцы) будет гораздо сговорчивее и уступчивее. То есть, проще всего зарабатывать на безвольных и беззащитных существах. Неужели вы думаете, что взяв на себя вопрос жизни и смерти, вам оставили право определять цену на шелк?! В самом начале своего присутствия португальцы привезли иезуитов и начали пропаганду, путем первичных скидок и компромиссов они обратили нескольких влиятельных персон, которые в приказном порядке крестили своих самураев, прямо как на Руси, а многих отправили на учебу в Европу. А после обучения те вернулись религиозными фанатиками, готовыми на все ради своих хозяев. Когда речь идет о христианстве, говоря о религии, мы говорим не об отношениях человека и того, что он называет богом, но отношения человека к человеку, или людям в целом, через обращение к авторитету церкви. То есть, после обращения в христианство японец переходит из подчинения своего национального лидера, и переходит в распоряжение папы римского, прямым представителем которого выступает торговая компания. В фильме этот момент очень полно раскрывается в дискуссии пойманного диверсанта и представителя законной власти, где монах открыто уподобляет «Японию детей Солнца» «нерадивому чаду матери церкви». Для нас с вами эта аналогия имеет ключевое значение. В чью пользу ведется ваша внутренняя торговля, в пользу вашей собственной личности или может быть, вам чужд такой чудовищный эгоизм и вы пришли в этот мир, чтобы искупить грехи совершенно посторонних вам людей? Это очень легко проследить на примере того, что чему вы предпочитаете? На что вы тратите время, деньги и как это все возвращается вашему телу?
Фильм начинается с того момента, когда прозревшие сановники Японии уже истребили пришлую заразу и заняты миролюбивой «подчисткой хвостов», в виде деревенских старост и новообращенных крестьян. Аналогия с опиумными войнами в Китае напрашивается сама собой. Вам решать, стоит ли закрывать глаза на половую распущенность своего супруга или героин в венах своих детей. Вам решать, решительно и жестоко очистить свое пространство от очевидного зла, или вежливо вести с наркозависимым долгие душеспасительные беседы за чаем.

Фильм очень хорошо раскрывает кризис личности самих монахов. Надо отдать должное японцам, вот что дает человеку четкость формулировок и последовательность в поступках, они очистили не только свою землю от заразы, но спасли и двоих иезуитских монахов, прибегнув к чрезвычайно эффективным методам своей традиционной культуры. Большую часть фильма мы в красках видим, как два монаха тайно как крысы пробравшись на территорию Японии отравляют сознание недалеких деревенских жителей, пока наконец их не излавливают законные власти. Мы видим, с каким упоением наш главный герой отдается этому процессу, как он наслаждается властью над простыми, живущими в нищете и бытовых лишениях японцами. В фильме нам показывают мотив этих простых, но очень сильных людей, японская девушка, обреченная на гибель, с радостью принимает ее, уверенная, что ничего хуже, чем такая жизнь не существует, что лучше умереть и отправиться на небеса, чем так жить. Это и был тот товар, которым тайно приторговывали христианские монахи в Японии. Даже сам монах, от таких слов приходит в смущение, им движет упоение властью, чувствовать себя владыкой этой страны, начав с распоряжения жизнями этих, совершенно обычных японцев.

Церковь гораздо мудрее этого монаха, она понимает, что для постоянного роста своей власти надо постоянно повышать свой доход, и для этого надо брать власть в Японии. Для этого церковь применяет свой традиционный метод, она приступает к захвату мыслей большинства.

Церковь не рассчитала, она столкнулась с нацией, во главе которой стоит Сын Солнца, род которого намного древней как самой церкви, так и ее официальных предков. Японская аристократия, со своей стороны, очень хорошо осознает, что иметь власть в стране, значит властвовать умами большинства. Японская аристократия четко отдает себе отчет в том, что самостоятельно править в своей стране, значит определять ценность человеческой жизни. Внимание, распоряжаться собой, значит самостоятельно определять ценность своей жизни. Посмотрите фильм, благополучие японской аристократии напрямую зависит от благополучия их крестьян, крестьяне составляют подавляющее большинство населения средневековой Японии, кто владеет их жизнью, владеет страной.

molchanie 2017Христианские проповедники определили ценность человеческой жизни, раз и навсегда. Вслед за Христом ее определили обращенные иезуитами японцы. В фильме мы видим, главный инквизитор предлагает крестьянам полную свободу, даже за притворное, формальное отречение, и это очень хорошо показано на примере японца-выкреста, который постоянно отрекается, чтобы снова вернуться для исповеди, после чего его снова отпускают. Церковь открыто определила ценность человеческой жизни равной нулю, она требует смерти просто ради декларации своей (церкви) власти над личностью. Разумеется, это лучшее на что могли рассчитывать любые торговцы, я каждому из нас желаю таких клиентов, которые бы в любой момент были готовы отдать жизнь, по первому вашему требованию. Все мы понимаем, что от таких партнеров можно рассчитывать на любые уступки. Представьте, что ваша жизнь ничего не стоит для вашей супруги, ваша жизнь ничего не стоит для ваших детей. Представьте, что ваша жизнь ничего не стоит хотя бы для водителя проезжающей мимо вас машины.

Японцы все это поняли, и в свою очередь произвели окончательную оценку цены христианства на своей земле. Свидетелями этой оценки мы и становимся во время просмотра фильма. Мы видим захватывающее зрелище, прямо как в Евангелии: «…возьмите свой крест и следуйте за Мной…» (Матф. 34-38). Самураи отправили всех наивных и непосредственных путем их бога, прямо в Рай. Нам показывают картины распятий, отрубленные головы и еще много чего такого. Подозреваю, что Скорсезе не удержался от того, чтобы не завнушать современным христианам зависть к своим японским единоверцам тех времен. Японцы справились с тем, что погубило Великую Римскую Империю, вот о чем этот фильм.

Сюжет фильма. Когда уже с полной определенностью становится понятно, что в Японии будут править японцы, а все христиане отправятся на вечное поселение в Царствие Небесное, начинается описание пути исцеления самого нашего героя иезуита. Японцы милосердно принимают на себя попечение о его психическом здоровье. Здесь начинается самое ценное для нас с вами. Самураям предстоит вернуть к полноценной жизни коварное злобное существо, готовое принести всех японцев в жертву своему кровавому богу людоеду.

Конечно, интересно послушать их неторопливые беседы с инквизитором, жаль, что их не так уж и много в фильме. Главное, что предстоит в самые короткие сроки сделать врачевателям, это заново ощутить ценность человеческой жизни. Первые попытки, закончившиеся ничем, заключались в череде кровавых казней жертв христианской пропаганды. Это в фильме тоже очень хорошо показано, мы видим, что монах страдает от этих картин, в какой-то момент он даже готов разрешить японцам словесное отречение ради спасения жизни. В этом месте фильма посмотрите на его лицо, что это за переживания?  Отличная игра актера. Самурай прямо указывают монаху на обязанность священника быть добрым и милосердным к людям, но тот остается нем к его добрым увещеваниям. Мы видим, для монаха жизнь этих людей по-прежнему не представляет никакой ценности, он страдает от «картины исчезновения результатов его работы». Тогда решительные японцы переводят его на следующую стадию реабилитации, где его знакомят с уже вылеченным монахом, его бывшим наставником в Португалии.

Дальше нашему юному другу для решительного шага оказывается достаточно истории своего старшего товарища. Здесь самая ценная часть фильма, нам открывается главный секрет успеха в борьбе с расстройством личности под названием христианство, главное повреждение которого заключается в обесценивании жизни через перенос значимости с тела на воображаемые объекты. Позволю себе более подробно на этом остановиться. Прямой и открытый отказ живого существа от собственной жизни принципиально невозможен. Самоуничтожение происходит в результате сложных манипуляций, как правило, растянутых во времени, где команда «умри!» разделяется на отдельные части, после чего предлагается каждую часть этой команды вживлять в такой последовательности, чтобы защитные механизмы организма не смогли их связать воедино, иначе организм тем или иным способом выжмет стоп-кран. Так, например, вы решили покончить с собой спрыгнув с крыши здания- вы не сможете этого сделать, иначе как разделив этот процесс на части: сначала поднимись на крышу, затем встань на край, затем закрой глаза, затем просто сделай шаг вперед, вот и результат. Взятые по-отдельности все эти шаги совершенно безопасны, как безопасно погружение в воду, бормотуха на древнеболгарском, потом чтение молитв, потом принятие идеи своей грешности, потом принятие идеи бессмысленности своего физического существования… а потом просто режим ожидания, пока у тела Христова не возникнет необходимость в твоем подвиге.

То есть, например, сказать, что ты готов все отдать Иисусу Христу, то есть, умереть для жизни плотской ради Царствия Небесного. Как нам это показывают в фильме, крестьянин отказывается наступать на идола и ему тут же отрубают голову. Или он соглашается умереть, и его сразу сажают на крест, после чего раскаиваться уже поздно. Здесь автор фильма чуть смошенничал, когда распятые крестьяне висят на кресте, открытые океаническому прибою, пауза затягивается… нам как бы дают понять, что распятые могут отречься, но проявляют силу духа и умирают- это не правда. Почитайте Евангелие, сам их кумир, оказавшись на кресте, отрекся со словами: Или́, Или́! лама́ савахфани́? то есть: Боже Мой, Боже Мой! отчего Ты Меня оставил?» (Мф. 27:46). Смотрите эту сцену внимательнее, даже в фильме можно ли было бедолагам отречься от христианства на самом деле? Был ли у них такой выбор. То есть, ловкие проповедники заманили их в свои сети и поставили в ситуацию, когда уже нельзя дать обратный ход своим заявлениям.

podveshanniy-molchanieИтак, милосердные японцы все предусмотрели. Они не позволяют монахам сломя голову навредить себе огульно отказавшись от жизни, им на помощь приходит прозорливость. В фильме нам показывают гениальное изобретение, а нашим гидом выступает перевоспитанный монах, излеченный этим методом. Чтобы отказ от жизни сделать невозможным древние психиатры привязывают его вниз головой, а чтобы он не потерял сознания надрезают вену, чтобы кровь не застаивалась отключая сознание, но медленно капля за каплей вытекала, оставляя сознание сосредоточенным на ценности жизни, повышая переживание ее ценности с каждой секундой. Нашему герою вполне хватило только рассказа, а зря. В этом месте, нам говорят, что стойкие японцы, подвешенные таким образом, уже давно отреклись, но будут висеть до самого конца, хотя португальцу предложили возможность второго шанса. Это дополнительный момент, на который стоит обратить внимание, наркоман где-то там и наркоман у вас дома, это разные по степени тревожности обстоятельства, и японцы мудро судят своих предателей строже, они не берут на себя заботу обо всем человечестве, они берут на себя посильную задачу и блестяще с ней справляются. Возьмите на вооружение.

После восприятия всей информации целиком монах идет на поправку. Иллюзии отступают, возникает интервал, в который обиженные тело и разум получают слово, которого они были так долго лишены, начинается процесс выздоровления. Я уверен, что правильное воспитание и здоровая среда сами по себе готовы избавить человека от угрозы христианства, но если яд все же проник в саму суть личности, то единственное спасительное средство будет похоже на то, которое использовали японцы в этом фильме. Личный вывод, кроме радикального самопожертвования ради процветания воображаемых тварей существует множество не менее ядовитых христианских гадостей, также устроенных, которые, соответственно, тоже можно излечивать переживанием ценности человеческой жизни. Христианство по отдельности предлагает избавиться от похоти, чревоугодия, алчности, гордыни… и у нас немедленно возникают методы такого медленного отказа от ведущих ко греху частей плоти, чтобы подавленный разум успел осознать ужас потери и включиться в борьбу за жизнь. А кто не хочет бороться, и приемлет слово Христа знайте: «Есть скопцы, которые оскопили себя ради Царствия Небесного» (Матф. 19:12).

Я лично выступаю за право людей решать свою собственную судьбу, и при этом не готов принять обесценивание человеческой жизни. И если бы христиане поступали по своим заповедям сами и оставили бы всех остальных людей, а особенно наивных простаков в покое, я бы счел демонстрацию японского метода в фильме излишне жестокой.

Судьба двух монахов для каждого из нас это благая весть и символ надежды, на то, что большая любовь, усердие и настойчивость способны вернуть к жизни даже таких подонков как наши герои.

В этом сюжете мы узнаем, что старый наставник теперь изучает астрономию в буддистском храме, пишет книгу, всецело искренне осознал свою ошибку.

В качестве полезного дополнения фильм предлагает нам слова бывшего «отца Фернандо» о том, что японцы на самом деле не способны уверовать в такую глупость как Иисус Христос, что крестившись они на самом деле остаются теми кто они есть, после чего показывает на солнце, говоря, что вот спаситель их мира, каждый день умирающий и каждый день воскресающий. Он уверенно утверждает, что само крещение не меняет японца, но при этом, однако, обрекает его на смерть. О, как бы хотелось нам, чтобы крещение не меняло сердца русских, чтобы солнцем для всех нас оставалось великое могучее светило, умирающее и воскресающее каждый день.

Концовка фильма приводится от имени голландского торговца, который не раз наблюдал этих двух бывших монахов, и живо интересовался их судьбой. Он повествует как сначала вдвоем со своим наставником, а затем уже в одиночестве наш герой работал на благо японского народа, досматривая товары с иностранных судов, честно и добросовестно охраняя Японию от проникновения в ее границы любых христианских символов и идей. Торговец рассказывает о том, как бывший монах выучился наукам, великолепно освоил язык и женился на японке, после чего прожил до преклонных лет, ничем ни разу никому, даже тайно не дав повода думать, что исцеление не было полным. Отличный финал. Полезно все -таки предусмотреть и пресечь в корне возможности рецидива, в чем мы опять поражаемся педантичным японцам.

Под конец авторы фильма не сдержались и вставили- таки то, что их так мучило, и в самом последнем кадре в руки кремируемого тела таки подложили руками жены японки деревянный крест… ну и ладно. Отличный фильм, всем смотреть.

velikiy inkvizitor

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *