happy family

Как сделать из своих детей инвалидов

Мы все порождение ожиданий наших родителей. Каждый из нас – это результат воспитания и того, что от нас ждали наши родители. И все люди с травмами, все инвалиды, наркоманы, гомосексуалисты, извращенцы, алкоголики и т.п. в 95 процентах случаев – это результат ожиданий их родителей, и только 5 процентов таких людей – это последствия форс-мажорных обстоятельств: войны, голода, природных катаклизмов и роковых случайностей. Ожидания еще не означают сознательного желания, что однако еще больше способствует осуществлению этих самых ожиданий.

Если по поводу болезней большинство согласится со мной сразу же, или по крайней мере допустит, что они — это результат внедренных в психику команд и установок, то по поводу травм могут возникнуть сомнения, потому как травмы человек получает в совершенно различных обстоятельствах и в основном даже не в присутствии своих родителей. Сейчас травмы списываются на случайность. На самом деле, точно также, как болезнь является результатом попадания ребенка в уязвимую ситуацию, так и травма является результатом того, что ребенок оказался в травматичной ситуации.  А корни и причины болезней и травм необходимо искать как раз в мышлении человека, которое и определяется программированием. То есть само попадание (создание травматичных ситуаций) в такую ситуацию, где человек получает травму является результатом ранее полученного психического поражения.  В той или иной мере каждый сталкивался в жизни с негативным программированием, случайно проникшись какой-то идеей или впечатлением оказывался в опасной или просто неприятной ситуации, или даже создает такие ситуации сам, для себя или других.

ZOJПсихическое поражение имеет два крайних следствия. Первое из них, доводит человека до положения, в котором он уже не может ничего больше сделать для своего спасения и погибает, и становится добычей насекомых, вирусов или бактерий.

Другим крайним следствием выступает обретение способности  использовать свою немощность или уродство в качестве «преимущества» ради социального доминирования над другими людьми. То есть, человек добивается такого положения вещей, которое он воспринимает, как успех, где он- герой, праведник, и хороший пример для других. В помощь нам для иллюстрации такого образа мысли приходят примеры христианских святых- мучеников и страстотерпцев. Все они прославили себя в веках, стали символом и иконой, выставив на всеобщее внимание свою немощь, болезнь, уродство или их комплекс. А когда больное, и извращенное возводится в ранг праведности и геройства, оно в подходящих обстоятельствах способно дать человеку приятные переживания и выгоды.  Сразу возникает вопрос, а что же это за фигня, и как человек вообще на них соглашается? Как вообще возможно, чтобы человек поменял все краски, тона, ощущения и полноты жизни на болезнь и уродство? Кто на это пойдет в здравом уме? Очевидно, что в здоровом уме ни один психически нормальный здоровый человек на это совершенно не способен.

daddy, mummy and JesusВ поиске ответов, мы снова должны возвратиться в детство человека и его родителям, к их грезам, мечтам и ожиданиям, которые влияли на их воспитательное поведение. Ожидания формируются на основе идеальных образов и примеров, ожидания ложатся в основу желаний и поступков. Мы все постоянно что-то ожидаем, от себя самих, от других людей, из ожиданий сплетаются жизненные цели и амбиции. Мы ставим перед собой цели и ждем, соответствует ли результат нашим ожиданиям.  Так родители чего-то ожидают от своих детей, планируют их судьбу, с этими ожиданиями постоянно сверяют свои поступки. Признаваясь в любви к своим детям, родители начинают ждать от своих детей хороших результатов, желая им самого лучшего. Так как же так происходит, что ожидания родителей ложатся в основу травмы, болезни и извращения у их ребенка? Разве может быть что-то хуже этого, ведь правильные красивые мечты родителей в какой-то момент оборачиваются болью, страданиями и в конце концов смертью.

Кто в нормальном уме будет вредить своему ребенку? Тут надо остановиться поподробнее.

Жизненный путь приводит родителей к твердому очень эмоциональному убеждению, что они могут успешно справиться только с инвалидом, калекой или несчастным существом, только ему могут быть полезны, только от него способны рассчитывать на благодарность за свои труды. Я очень часто и много слышу о том, что самый лучший возраст ребенка – это первые два года его жизни, чем дети старше, тем больше проблем с ними возникает. «Маленькие детки – маленькие бедки, большие детки – большие бедки». И ведь правда, чтобы справляться с большими проблемами, нужно прилагать больше усилий.  По этой логике, самый лучший возраст – это возраст беспомощности, уязвимости и полной зависимости от родителей.

sovetik familyИтак, родители почувствовали, что могут справится только с инвалидом.  По какой-то причине они побоялись выйти против сильных, уверенных, самостоятельных, амбициозных и потерпели поражение, что повлияло на их образ отношений к своему ребенку.  Они попытались вместе создать красивую счастливую семью, а получилось «нечто». Они почувствовали, что они не нужны сильным, красивым и здоровым.  Ими самими не интересуются ни красивые, ни гордые, ни смелые. Они пришли к пониманию того, что они никому не нужны. И что же такие родители сделают со своим ребенком?

Во-первых, они из самых лучших побуждений наложат на ребенка огромное количество всего и вся, организовав ему постоянное психическое напряжение. Если вы спросите, они обязательно скажут, что хотят подготовить ребенка к жизни, помочь ему избежать их участи- ощущения собственной убогости. Классический пример, когда маленький ребенок вынужден заниматься музыкой, танцами, лепкой, учит английский, вышивает, плетет и помогает по хозяйству. Все это он делает одновременно и при радостной поддержке родителей. Не важно, как сами родители это объясняют, будь то стремление к развитию творческой личности или предоставление ему множество выборов, важно то, что они создают у него сильное психическое напряжение, ощущение тяжести, которую он не может вынести.  Родители же оставляют ребенку только один способ избежать всего этого, ребенку остается только «заболеть, ушибиться или стать жертвой наводнения, вулкана и землетрясения». А родители, как ни странно, этому только рады. Начинается все с совершенно безвинного проявления, например, головной боли. И сразу же ребенок оказывается в эпицентре взрыва любви, внимания и заботы: «Иди полежи, отдохни, поспи». Или: «давай я тебе сок сделаю или картошечки поджарю». Так ребенок избежал первый раз урока музыки: «Ура! Не надо целый час сидеть на одном месте и стукать по клавишам!»  И в следующий раз он уже заболеет ангиной, чтобы слечь хотя бы на неделю. Кроме того, что можно будет не ходить в школу и на многочисленные творческие кружки, ему еще вдобавок будут в постель приносить еду, покупать всякие вкусности, он наконец-то сможет посмотреть мультики.  Здесь надо отметить, а как же родители приходят к необходимости такого количества уроков? Как они вообще приходят к такой мысли? В какой-то момент они находят себя не состоятельными, чувствуют, что если они сами не состоятельны в чем-то, то дело определенно в отсутствии прилежания, недостатке знаний и усидчивости, а не в слабости их мировоззрения и несостоятельности жизненной позиции, и обрушиваются на ребенка своими упражнениями- все может пригодиться, конечно же, умение играть на пианино может спасти жизнь, заслужить уважения и признания в обществе, найти спутницу жизни, что за вздор!? То есть, ребенку создают излишнее напряжение из-за психической несостоятельности его родителей, ему предстоит искупать их грехи, доказывая правоту их неправоты. Кажущимся оправданием была бы способность ребенка все это усвоить, так он смог бы стать более талантливым, способным, умным. Он смог бы стать лучше, чем его родители. Вот и причина всех этих всевозможных уроков.  По мере взросления, год за годом количество и частота занятий увеличивается так, чтобы ребенок именно не мог выдерживать нагрузку, потому что для таких родителей критерием их «хорошести» выступает именно величина напора и напряжение их ребенка в ответ на их старания. В эконом версии все обходится без кружков и уроков, и обеспечивается истериками, выволочками и обвинениями, но принцип остается тем же. Богатые тоже плачут. Официальным объяснением такой политики является подготовка ребенка к жизни, подготовка к его состоятельности и трудностям «настоящей жизни». Напряжение делается таким большим, что ребенок по-настоящему начинает испытывать дискомфорт, теряя связь с реальностью, неспособный концентрироваться на чем-то одном, пропуская целые куски информации, дозревает до главного решения его жизни. При этом нужно отметить, что перед родителями не стоит задачи довести свое чадо до ручки. Просто они пытаются бесконечно повышать напряжение. И срыв, происходящий в виде инфекционной болезни или аллергии как раз и запускает механизм, описанный выше. То есть нельзя сказать, что родители специально делают так, чтобы ребенок заболел или получил травму, чтобы потом окружить его заботой, выводя из этого состояния. Нет. Просто ребенок заболевает, его окружают заботой и таким образом избавляют от всех этих напряжений, и необходимости быть состоятельным гением- суперчеловеком.

god father and sonТут как раз срабатывает тот механизм, когда ребенок понимает, что быть больным уродом круто. Он приходит к выводу, что получить свободу от активности, свободу от доминирования, свободу от власти – это круто! Потому что в нормальной ситуации никому в голову не может прийти, что познавать новое, драться, двигаться, стремиться к власти может быть скучно и не интересно. Этот же ребенок понимает, что быть свободным от жизни и активности – это здорово! Начало конца. Надо заметить, что одно – или даже десятикратного повторения будет еще не достаточно для закрепления такого поведения/заклятия на всю жизнь.  Родители в данном случае должны быть последовательными, фанатичными, планомерными и уверенными энтузиастами в деле воспитания своего чада, педагогами от «бога». Жизнь ради детей.

Теперь рассмотрим всю ситуацию с точки зрения ребенка. Ребенок находится в той ситуации, когда он, теряя свободу, обвиняет в этом своих родителей. Живя в этой матрице, и успешно в ней функционируя, он обучается быть своего рода добытчиком. То есть он и от других получает такой же результат, а именно свободу от действий уже с помощью разнообразных трюков, по аналогии с первым, полученным из родительских рук удачным опытом.  И прочтение этой статьи может и не вызвать у него никаких сомнений, так он может даже сказать: «Вот видите! Вы виноваты, потому и получайте!»

Если же перед нами осознавшийся родитель, раскаявшийся и готовый что-то изменить, то у него остается только единственный шанс — выкинуть кукушонка из гнезда, рискнуть тем, что его все-таки могут там сожрать все, кому не попадя, потому что не смотря на то, что кукушонок жирен, а клюв его крепок, он все равно остается беспомощным, так как готов только к жалости и состраданию. Хищники его не пожалеют, хищникам это по душе.

sport plakatТеперь давайте научно разберем подноготную психического механизма данного заклятия. Если вы не психолог и не собираетесь профессионально избавлять себя и других от действий чар этого заклятия, можете остановиться на уже прочитанном. Начинается все с совершенно здорового положения, которое использует в мире каждый.

Итак: если ты хочешь над кем-то власти, то ты должен его ограничить. Так делает любой родитель, учитель или руководитель. Чтобы чему-то научиться необходимо следовать рекомендациям, слушаться. А чтобы учить соответственно необходимо подчинять. Чтобы ребенок не выпал из окна, его не убило током, не сбило машиной, не обварило кипятком насмерть, чтобы до полового созревания он дожил с целыми руками и ногами, по каждому поводу его надо подчинять, а для этого ограничивать в свободах, манипулируя перед его носом кнутом и пряником. Гуманистов с теплыми руками — в топку! У семи нянек дитя без глаза. Механизм здоровый и естественный. Чем большего послушания вы хотите добиться, тем большего количества свобод вы должны его лишать, вплоть до того момента, когда он не научится сам сознательно отдавать себе отчет в происходящем. Если же вы перестанете его ограничивать, то он перестанет вас слушаться. Естественный животный механизм, который работает естественным образом.

«Наши родители» по какой-то причине (в данном случае не важно какой именно) пришли к выводу, что другим не надо знать о том, что они ограничивают своего ребенка, иначе говоря, воспитывают его. Так по остаточному принципу остается: чтобы ребенок слушался таких родителей, нужно, чтобы он сам себя ограничивал, и при этом не подвергал сомнению их личную компетентность и состоятельность.  Родители хотят ограничивать, но при этом не хотят, чтобы это было известно, чтобы их потом в этом обвинили. Каким-то образом родители пришли к переживанию о своей личной несостоятельности и страху ответственности за эту несостоятельность. Они пришли к выводу о своей убогости, неспособности и несостоятельности прямо требовать и брать ответственность за эти требования. В какой-то момент они решили, что не имеют права требовать от ребенка не совать пальцы в розетку, и стали бояться, что их в этом обвинят. Такой вывод они тоже сделали на примере или своих родителей, или других доминантных фигур, занимающих важную часть их жизни. Все это приводит к следующему выводу: если они хотят, чтобы ребенок их слушался, тот он должен так сам себя ограничить, чтобы на родителей никто не подумал. Обычно это такие люди, которые хотят выглядеть свободолюбивыми, демократичными, добрыми, гуманными и не способными на насилие.  Все это естественно фальшивые оправдания, за которыми прячется личная несостоятельность, слабость и страх быть спрошенным за содеянное.

mamka  И так как вопрос послушания остается, то для того, чтобы ребенок их слушался, возникает необходимость того, чтобы он в них нуждался. И таким образом, родители могут приказывать что-то ребенку только в случае, если он находится в ущербном и уязвимом состоянии. Приказывать они ему не могут, и так они оказываются в вынужденной ситуации, когда ребенок слушается своих родителей по причине нужды и не имеет другого выхода, ведь они действительно могут быть ему полезны.  И ребенку для того, чтобы слушаться своих родителей, чтобы они были ему нужны необходимо получить травму, уродство или просто заболеть. И не важно случайно так получилось или специально, механизм отлажен и работает четко и безошибочно. Страшно, что ребенку очень трудно выбраться из этой ситуации и начать жить нормально. И человек может жить с таким проклятием всю жизнь, перенося данный механизм на жену, детей, друзей и близких. Такое положение —  своего рода ловушка, где с одной стороны, человек в нее попавший уже является психически поврежденным, то есть является носителем травмы или болезни, и с другой стороны, он хочет от этого избавиться. Чем больше он хочет избавиться, то тем больше старается его (проклятие) не замечать. И чем больше у него сознательный протест против этого, тем меньше шансов выбраться. Чем больше попыток игнорировать болезнь или травмы, тем больше болезней и травм человек получает. И даже с уже давно умершими родителями такой ребенок остается обездвиженным, не способным на какие-то самостоятельные действия, находится в своем исходном состоянии, где он нуждается в помощи родителей, в их заботе и внимании. Повезло тем, кто страдает просто от эпилепсии или аллергии, потому что другие сидят без ручек или ножек, или убивают кого-то за дозу ядовитой дряни.

tri bogaЧто же мы, как психологи можем сделать в этой ситуации, чтобы ее исправить. Сразу скажу, что вся психомиметика поддается коррекции, пока еще не привела к необратимым органическим последствиям: новых ног человеку не пришить, отрезанная голова не прирастет к шее, и героинового наркомана практически всегда лечить уже поздно. Итак, что же такому человеку можно предложить, и какой у него есть выход? В рамках этой системы выхода у него нет. Чем больше он что-от делает, тем больше он повреждается. Чем больше он повреждается – тем больше он становится беспомощным. А чем более он беспомощен, тем больше он убеждается в том, что выхода у него нет, и попытка бороться с этой системой ее усугубляет.

Терапевтическая работа состоит из двух стадий. На первой стадии необходимо внушить этому человеку о необходимости отказаться от вторичной выгоды, которую он получает от данного состояния, его нужно заставить отказаться от желания свободы от жизни. Необходимо, чтобы он перестал видеть это состояние, как оптимально, идеальное и единственное для выживания. И вторая стадия заключается в том, что он должен ясно и четко представлять сопротивление, с которым столкнется, и которое ему придется преодолеть. Это сопротивление изнутри от своего собственного желания тех преимуществ, которые он до сих пор все это время получал, и сопротивление чисто внешнее, которое будет идти от тела и окружающих его людей, тех же родителей, которые станут в результате этого несчастными, потеряют смысл жизни и возможно умрут в результате его желания жить.

И еще раз повторю, что все эти люди с травмами: алкоголики, наркоманы, и девушки, которые не могут выйти замуж, гомосексуалисты, извращенцы и т.п. – это результат родительских стратегий. Никакой волшебной таблетки не существует. И только грамотная терапия у психолога сможет исправить данную ситуацию.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *